или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
8 апреля 2015
1
1 898

Главная женщина Советского Союза

О художниках чаще всего пишут, когда те уходят. Возможно, это может показаться несправедливым. Но критики — те же арбитры, а арбитры счет подводят тогда, когда игра уже сыграна.

Не думаю, что при жизни об Эльфриде Новицкой много писали. Скорее, ее существование было достоянием устного творчества, а не журнальных полос. С большим на то основанием, чем герой Уилла Смита, Эльфрида Павловна могла заявить: «Я — легенда».

Легенда родилась в Новосибирске, в космически далеком 1932 году. Энск ее детства активно пополнялся творческими людьми, начиная с 1941 года туда перевозили актеров, художников, писателей. Сибирский город становился удивительной питательной средой. Кажется, этот импульс будет с Эльфридой всю жизнь.

Еще до появления битников она была вполне керуаковским персонажем. Ездила по стране. Из Новосибирска — в Москву, пыталась поступить в ГИТИС, но что-то не сложилось. Поехала в Томск, стала геодезистом. Ездила по экспедициям, там же начала курить — и всю жизнь курила исключительно крепкий «Беломор». Из Томска — в Ростов. В купеческом и торговом Папе училась в училище культуры, работала массовиком-затейником. И магнитом притягивала к себе творческих людей.

Ее квартира в самом центре города — и по иронии судьбы, расположенная рядом с главным вытрезвителем, стала очагом субкультуры. Поэты, писатели, художники, музыканты — все они находили приют и понимание в ее доме. Там же проводились «четверги», еженедельные встречи, на которых запрещалось только ругаться матом и пить водку. По воспоминаниям очевидцев, у нее постоянно кто-то жил. Это были или убежавшие из дому подростки, или какой-нибудь бедолага, чудом увернувшийся от вытрезвителя. Очухавшись и зализав раны, постоялец обычно не выдерживал страшного бедлама квартиры и быстренько исчезал. Но большинство время от времени возвращались. И самое главное, что Эльфрида не выдыхалась. Не год, и не два собирала она гостей. Десятилетия. Вот только несколько фамилий, российского уровня: бард Геннадий Жуков, художник Авдей Тер-Оганян, музыкант Сергей Тимофеев, режиссер Кирилл Серебренников. Последний запечатлел Эльфриду в клипе культовой группы «Пекин Роу-Роу».

Несомненно, Эльфриде был не чужд некий апломб. Она гордо называла себя «Главная женщина Советского Союза». И тут же заявляла, что она — самая интересная женщина в Ростове. Даже разменяв шестой десяток, она говорила знакомым дамам: «Девушка, у вас ведь есть милый? Приводите его сюда, и посмотрим, с кем он останется!». И вздыхала: «Ах, эти женщины! Всю жизнь они ревнуют ко мне своих мужей!».

Трудно сказать, когда именно она начала рисовать. По ее словам, она всегда это любила, и никогда этому не училась. Но писать картины начала когда ей было уже сорок три года. В определенный период жизни, портретами она зарабатывала себе на жизнь. Получила разрешение на эту деятельность, с размытой формулировкой «на выезде из Ростова-на-Дону», она начала писать портреты на вокзале и в аэропорте. Работала быстро, самобытно. Сейчас бы ее портреты назвали наивным искусством. Несмотря на всю своеобразность исполнения, в них несомненно чувствуется пульс. Энергия жизни.

Ее дом постепенно заполнялся картинами, книгами, кошками, разным хламом. Казалось иногда, что она состоит в какой-то индийской секте, выбравшей в качестве пути к просветлению отречение от домашнего уюта. Стандартная жизнь — это попса. Никаких пределов. Она не чуралась собирать бутылки, банки. Подобно золотоискателю времен лихорадки обходила городские помойки и свалки, величая их плантациями. Купалась прямо на улице, обливалась водой из ведра, не стесняясь соседей. Прохожие, шокированные, молча шли мимо.

Ее жизнь, странная, смешная и трагичная была отражением жизни Ростова. Взять хотя бы то место, в котором она жила. В пределах одного квартала — калейдоскоп несочетаемого. Здесь — огромный Центральный Рынок, шумный и пестрый. Здесь же — кафедральный собор, самый большой в городе, с гигантскими фресками и хмуро глядящим с неба Богом. Здесь же — автобусная станция — конечная всех городских маршрутов. Здесь же, чуть ниже, синий Дон, белые стремительные «ракеты» и набережная. Здесь же — городской вытрезвитель, с буйными, шумными людьми, милицейскими бобиками, запахом перегара. Эльфрида была таким же калейдоскопом.

И писала стихи. Самые известные из них, пожалуй, вот эти:

«Когда б не я, поэты не писали.

Я — слушатель! Пятнадцать тыщ ночей,

в лохмотья рифм запеленав свои печали,

своих поэты пачками таскали

мне незаконнорожденных детей…

И столько у моих любвей ночей украли,

что если б не они,

меня бы семеро по лавкам дома ждали.

А если бы не я — поэты б не писали.

О, пожалей и утоли мои печали…

Ушла поэзия, и не пришел амур».

Впервые Эльфриду Павловну я увидел на концерте Умки, в 1995 году. Она пришла, такая разбитная пенсионерка с хулиганской цыгаркой в зубах, подпевала. Это выглядело странно — вокруг были хипповые мальчики и девочки. И тут — солидных лет дама.

У нее останавливались «Хранители радуги», экологи, которые в то время боролись против открытия Ростовской АЭС. Я делал репортаж о них. Был поражен гостеприимством Эльфриды и тем, что в доме кошек у нее было больше чем экологов.

Лет 10 я со стороны наблюдал, как она поживает. Видел, как появилась гора книг рядом с вытрезвителем: когда место в книжных шкафах закончилось, она стала их складывать под окнами дома. Одна моя знакомая очень сильно хотела познакомиться с таинственной женщиной. Долго уговаривала. Главным аргументом была мистическая связь между ней и Эльфридой. Я долго колебался. Кошки, как я помнил, дико пахли. Но однажды повел ее в гости.

Эльфрида была дома. Они начали говорить, вернее, практически все, что успела сказать девочка, было «здравствуйте». И говорить начала «Главная женщина Советского Союза». Это было великолепно. Она вспомнила всю свою жизнь. Читала стихи, свои и чужие, про Танаис. Южный вечер уже раскинул свои крылья над городом, но последние лучи света загуляли между небом и землей. Казалось, что она действительно некоронованная королева эльфов.

Увы, «Богиня Плантаций», несомненно, была человеком эпохи СССР, и его исчезновение восприняла весьма болезненно. Наверное, этот строгий, странный и во многом склонный к идеализму общественный строй ощущался ей как пресс, как давление сверху — с необходимостью где-то числиться, работать. А на самом деле был давлением иным, давлением воздуха, распирающее футбольный мяч. Придающим ему форму. И после развала Союза Эльфриде стало этого не хватать, она частенько скучала — по той общности людей, которая существовала тогда.

Ей было 80 лет, когда она ушла из жизни. 20 июня 2012 года Ростов потерял свою жемчужину. В январе этого года открылась первая выставка ее работ.

Покой Эльфрида нашла в своем любимом Танаисе. Ее последнее пристанище находится рядом скромными холмиками двух других ростовских поэтов, Алисы Медведовской и Виталия Калашникова.

Субботний Рамблер
Рекомендации
Чудесно как... Меня такие люди тоже завораживают
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука